Андрей Воронцевич — о своей карьере и интересе к профессии телеведущего

Андрей Воронцевич — рекордсмен ЦСКА по количеству сыгранных матчей и один из самых титулованных российских баскетболистов в истории. Этим летом 32-летний форвард стал свободным агентом и, возможно, покинет московский клуб, где провел 14 лет — колоссальный период в любом игровом виде спорта. В интервью «Известиям» трехкратный чемпион Евролиги, бронзовый призер Евробаскета-2011 рассказал об этапах своего становления, развеял слухи о конфликте с Алексеем Шведом и оценил шансы сборной пройти олимпийскую квалификацию.

— Говорят, что в юниорах никто в стране не доминировал в последние годы, как вы: 50–60 очков в одном матче действительно было нормой?

— Я не считаю это каким-то важным достижением. Это обязательные ступени развития для любого молодого игрока. Ты начинаешь с нуля, и твой потенциал — любовь к спорту. И она делает тебя профессионалом, который получает заработную плату за свое любимое дело. Признаюсь, я и мечтать не мог о таком. Поэтому я самый счастливый человек. Мы все, профессиональные спортсмены, должны быть самыми счастливыми людьми на Земле.

— В одном из интервью вы сказали, что в ЦСКА год идет за два. Получается, что вы уже 28 лет на «службе» у армейского клуба?

— Это образное выражение. Просто в ЦСКА высочайшая конкуренция. Одно дело попасть в команду, другое — в ней закрепиться. Все-таки этот клуб всегда нацелен на победу во всех турнирах, в которых принимает участие. Каждый член команды делает всё возможное для общего успеха, а руководство в свою очередь создает лучшие условия. Остается только играть.

— Еще одна ваша фраза: «Когда ты молодой, ты ни о чем не думаешь, а чем старше становишься, тем лучше узнаешь свое тело». Сейчас можно сказать, что вы досконально знаете себя?

— Баскетбол — это прежде всего голова, а потом всё остальное. Опытный игрок делает меньше лишних движений, не суетится. Могу сказать, что сейчас я знаю себя во много раз лучше, чем когда был мальчишкой, который приехал в Москву из Новосибирска.

— Вашим первым тренером в ЦСКА был мэтр европейского баскетбола Этторе Мессина. Вы уже рассказывали, как он учил вас английскому и изменил представление о баскетболе. А какой самый ценный совет дал вам итальянец?

— Помню все советы Этторе и других тренеров ЦСКА. У меня хорошая память, стараюсь запоминать только позитив. Хотя критика — тоже важная часть процесса. Во многом благодаря ей ты растешь и делаешь шаги в правильном направлении. Никогда нельзя ставить себя в позицию: наставник отчитал тебя перед всей командой, а ты обиделся. На самом деле это драгоценный личный урок. Ты оставляешь эмоции в стороне, анализируешь ошибки и еще больше начинаешь работать над собой.

Если говорить конкретно про Мессину, то мне запомнилась одна установка. Он настраивал нас на матч и сказал такую речь: «Вы не понимаете, что все клубы работают на тренировках не меньше нас. Ради победы над вами они готовы на всё. Вплоть до того, что прийти к вам в дом и пристрелить». Понятно, что он утрировал, но это дало понимание на многие годы вперед. В любом матче никто не будет жалеть тебя только потому, что ты вышел на паркет в форме ЦСКА. Надо быть готовым ко всему, думать на несколько ходов вперед и осознавать, что только вместе можно чего-то добиться.

— Вашими конкурентами в первые годы были Маркус Гори и Матьяж Смодиш. Про американца вы вспоминали, что он уронил на себя штангу весом 100 кг. А есть какая-то история про великого словенца?

— Одну историю вспомнить не смогу. Матьяж — веселый, общительный, компанейский парень. Талант со всех сторон. Свободно говорит на пяти языках, был лидером в раздевалке и на паркете. Отлично шел в проход, бросал трехочковые, забивал сверху, когда был в суперформе. Я пришел в команду в 2006 году. Получается, что я смотрел победный «Финал четырех» – 2006 в Праге по телевизору, а через несколько месяцев начал тренироваться с этими ребятами. Это было похоже на сказку, наблюдал за всеми с умилением и старался учиться у коллег каждому движению. У того же Смодиша я подсмотрел много элементов, которые использую до сих пор.

— В 21 год вы поехали на Олимпийские игры – 2008 в Пекин. Был мандраж в тот момент?

— Был, конечно. Все-таки это далеко не рядовое событие, но мне помог разговор с отцом. Он также играл в баскетбол в свое время и хорошо разбирается в нем. Я позвонил ему перед товарищеским матчем со сборной США на подготовительном этапе в Китае, и он сказал, что американцы — обычные люди, которые также могут ошибаться. Вы будете играть пять на пять, так что успокойся. В том матче я набрал два очка, но совершил много полезных действий и провел на паркете 25 минут. Недавно я пересматривал ту игру, и для того возраста я выглядел очень неплохо.

— На чемпионате мира – 2010 в четвертьфинале с США вы сделали дабл-дабл (14 очков + 12 подборов). Это самый памятный матч за сборную?

— Все матчи за сборную памятные. Нет такой игры в майке национальной команды, которую я бы не смог пересказать. У меня действительно была хорошая статистика в том четвертьфинале, но я никогда не ставил это во главу угла. Зачастую ты можешь быть сверхполезным, но это не будет отражаться в протоколе. Или сделать дабл-дабл, а твоя команда проиграет.

Так и получилось в той игре с США, хотя было несколько переломных моментов. Тимо Мозгов поставил чистейший блок-шот, но судья дал фол. А в концовке третьей четверти мы допустили несколько необязательных потерь и тут же были наказаны. Чонси Билланс забил два трехочковых, а Рассел Уэстбрук убежал в быстрый прорыв и вколотил сверху. Так они создали себе преимущество в 6–8 очков и довели дело до победы. Обидно, очень хотелось обыграть этих раскованных ребят. Но в любом случае есть о чем вспомнить.

— 2012 год сложился для вас неудачно: сначала обидное поражение от «Олимпиакоса» в решающем матче Евролиги, а затем пропуск Олимпиады в Лондоне.

— Тот матч с «Олимпиакосом» до сих пор вызывает грустные чувства. После игры у всех было страшное опустошение, как будто внутри что-то перевернулось. Вроде бы вели 18 очков, но они стали подтягиваться и выиграли ту встречу броском Принтезиса. Конечно, везет сильнейшим и результат уже не поменять. Каждый сделал выводы из того поражения и стал сильнее.

Если говорить про Олимпиаду, то годом ранее мы выиграли бронзу Евробаскета-2011. Я готовился и должен был ехать в Лондон-2012, но у меня возникли проблемы со спиной. Пытался восстановиться в России, но за полтора месяца ничего не вышло. В итоге пришлось смириться с пропуском Игр и поехать в США. Там за неделю реабилитации и тренировок меня вернули в строй. Оказалось, что дело было в спинном нерве, а это там лечится на раз-два. Обидно, но я счастлив за моих ребят, которые сумели взять историческую бронзу. Ничего страшного, что я не смог помочь в тот год. Они выступили прекрасно, и их надо поздравлять с успехом по сей день.

— В 2012 году Мессина вернулся в ЦСКА. Можно сказать, что вы стали проводником его идей на паркете?

— К ребятам, кто знал его систему, было другое отношение. Это естественный процесс. Поэтому мне, Виктору Хряпе и Саше Кауну пришлось послужить проводниками его идей, помогать партнерам на тренировках, подсказывать на играх. Это было хорошее время, хотя мы и не смогли вновь выиграть Евролигу.

— После поражения в «Финале четырех» – 2014 от «Маккаби» вас спросили, почему каждый год ЦСКА проигрывает по одному и тому же сценарию и это похоже на проклятие. Вы ответили, что это точно не проклятие и за последние три сезона дважды выигрывали главный титул Старого Света. Это предчувствие или стечение обстоятельств?

— Тогда, отвечая на вопрос, я понимал, что игроки, тренеры, сотрудники клуба и наши болельщики на энергетическом уровне желают наконец-то прервать эту неудачную серию в «Финале четырех». А большое желание, работоспособность и профессионализм всегда приносят свои плоды.

— Спустя год вы признались, что после сезона-2013/14 могли уехать в NBA, но это был бы шаг назад в финансовом плане. Могли бы сейчас более подробно рассказать об этом эпизоде вашей спортивной карьеры?

— Было несколько конкретных вариантов: «Юта», «Оклахома», «Орландо» и «Майами». Мне было уже 27 лет, у меня было трое детей. Поэтому финансовая сторона была важна, а в NBA предлагали совсем минимальные деньги. Взвесив все за и против, а также посоветовавшись с президентом ЦСКА Андреем Ватутиным, я решил остаться. Все-таки ЦСКА стал для меня родным клубом, тут я всегда борюсь за трофеи, мне нравится жить в России. Чего еще желать? Конечно, можно было бы поехать в NBA ради NBA. Но я понял, что это не мой путь, и совсем не жалею о своем решении.

— В чемпионском сезоне – 2015/16 вы играли по 24 минуты в Евролиге, в среднем набирая 8,5 очка и 4,2 подбора. Можно сказать, что это пока лучший год в вашей карьере?

— Повторюсь, никогда не задумывался насчет цифр. Моя игровая философия — приносить пользу и не красоваться. Понятно, что личные трофеи — это приятно. Я не ханжа. Но не считаю, что какой-то сезон лучше, а какой-то хуже из-за средних показателей. Тут другая оценка — есть общекомандный результат в конце сезона или нет.

— С какими чувствами вспоминаете чемпионат мира – 2019?

— Обстановка вокруг команды была не самая лучшая. Многие ребята не смогли приехать, и мы исходили из того, что есть. По крупице, маленькими шажками добрались до квалификации Олимпийских игр. Считаю, что это достойно. Мы обыграли Нигерию, наполовину составленную из игроков NBA, и другие сильные команды. Все отдавались игре по полной. Хочу отметить и молодых ребят, которые приехали в сборную из Суперлиги-1. Они принесли реальную пользу и очень помогли в достижении промежуточного результата.

Понятно, что из-за пандемии коронавируса квалификацию перенесли на следующий год. Хочу пожелать всем здоровья, чтобы в сборную приехали все сильнейшие и мы смогли выиграть мини-турнир в Сплите. Мечтаю сыграть еще на одной Олимпиаде.

— Как думаете, Тимофей Мозгов еще сыграет за сборную?

— У Тимо отдельная история. Желаю ему, чтобы колено перестало его беспокоить и он смог еще поиграть в сборной. Хочется собрать летом сильнейшую банду: Швед, Мозгов, Кулагин, Хвостов… Всех возможных и невозможных. (Смеется.) Но также хочется видеть в сборной молодых парней. Передать им свой опыт хочется именно в официальных матчах.

— Во время матча за третье место Евробаскета-2017 вы поссорились с Алексеем Шведом. Сейчас между вами нет напряжения?

— На самом деле это был игровой момент. Леша не дал мне пас, а сам завершил атаку. Мне показалось, что я был в более выгодной позиции, и спросил его, почему не отдал. Он высказал свою точку зрения, я опять ответил, и завязалась перепалка. Тренеру это надоело, и он поменял нас обоих. Я перед этим эпизодом вышел буквально две минуты назад, а Швед играл долгий отрезок. Я кинул в него полотенце, мол, из-за тебя сижу на лавке. Но поверьте, в этом не было ничего обидного или оскорбительного. Мы играем на высоком пульсе, бьемся друг за друга, и всплеск эмоций — обычное дело. Понимаю, что со стороны это смотрелось не очень хорошо, но у нас нет никакого конфликта. Мы товарищи по команде.

— Идут ли переговоры по новому контракту с ЦСКА?

— Понятно, что в стране и мире сейчас тяжелая ситуация и, возможно, у клуба есть более важные рабочие моменты. Я нахожусь в ожидании, мои агенты ведут переговоры.

— Вы ведете шоу ЦСКА в Instagram, и у вас отлично получается. Не думали после ухода из баскетбола попробовать себя в роли телеведущего или запустить видеоблог?

— В одном из наших эфиров гостьей была знаменитая ведущая Яна Чурикова. Она сказала, что на паркете Андрей Воронцевич очень четкий, таким же четким надо быть и на экране. Я понял это так, что любому делу надо учиться, практиковаться, допускать ошибки. С ходу ничего не бывает. Посмотрим, возможно, у меня и будет желание в будущем посвятить себя карьере телеведущего. Считаю, что человек может достичь того, чего он хочет. Главное, получать радость от процесса.

— Как думаете, баскетбол не так популярен в России, как футбол или хоккей, из-за более сложных правил игры?

— Не согласен с этим. Я привел многих людей впервые на баскетбол. Дарил им билеты на наши игры. После этого 90% говорили мне одну и ту же фразу: почему я раньше не ходил на матчи Евролиги. И эти ребята продолжают ходить на матчи, покупают абонементы. У баскетбола много преимуществ: в зале всегда тепло, ярко, зрелищно. Команды набирают за игру минимум 150 очков, а высокие спортсмены показывают невероятные вещи.

Что касается правил, то в школе все играли в баскетбол и знакомы с ними. В плане популяризации, возможно, наш вид спорта не использует даже половины своего потенциала, о нем не так часто пишут СМИ. Вот фильм «Движение вверх» дал серьезный прирост занимающихся по всей стране. На карантине все смотрели сериал про Майкла Джордана («Последний танец»). Возможно, после этого также начнется настоящий бум в баскетбольных секциях. Да, стоит признать, что пока больше фанатов у футбола и хоккея, но мы не должны с этим мириться. Я со своей стороны всегда готов участвовать в любых проектах, которые помогут привлечь зрителей на трибуны или детей в секции.

Автор: Тимур Ганеев

Источник: iz.ru

Автор
Кучеров Иван Евгеньевич

Кучеров

Иван

28 июня 2020

Поделиться
Партнеры