21 год в качестве игрока, 18 лет в качестве тренера, 11 разных стран, золото Олимпиады и Чемпионата Европы. Римасу Куртинайтису в мае исполнится 60 лет, но его видение баскетбола до сих пор остается актуальным.

Я всю свою жизнь посвятил баскетболу, и у меня практически все в нем получилось. 

В качестве игрока, конечно, хотелось бы выступать в НБА, но во времена СССР это было невозможно.

В моей стране очень любят баскетбол. В национальном чемпионате выступают 12 клубов, из них у восьми проблемы с финансами. Люди играют бесплатно или в долг. Зарплаты баскетболистов в Литве и России несравнимы. Когда я учился в институте физкультуры, заведующий кафедрой профессор Стяпонас Бутаутас говорил: «Если каждый день честно делать свою работу, успех придет». По такому принципу и надо действовать.

Моим идеалом баскетболиста всегда был Майкл Джордан. Совокупность его таланта и самоотдачи сделали его лучшим игроком в истории НБА.

Роль тренера в современном баскетболе значительно снизилась. Если раньше мы могли скрупулезно отрабатывать на тренировках действия в атаке и особенно в защите, то сейчас на это нет времени. Сейчас мы смотрим только на принципы защиты. Баскетбол становится проще и все больше зависит от лидеров.

В баскетболе все как в авиации. Летчикам, которые не налетают определенное количество часов, не дадут управлять истребителем. Хочешь играть – тренируйся. Трехчасовые занятия помогали и несколько лет назад, когда нам удалось выиграть Еврокубок, и сейчас. Конечно, можно вообще не тренироваться, а потом выходить на паркет и обыгрывать любого соперника, но для этого надо иметь в своем составе Майкла Джордана, Ларри Берда, Кобе Брайанта и Леброна Джеймса.

Сейчас от комплектования состава зависит даже не 50, а 70 процентов успеха. Либо у тебя есть игроки, уровень которых позволяет выполнить задание тренера, либо нет. У команд слишком много информации друг о друге, чтобы удивить соперника тактикой: все просчитывается.

В Литве всегда делали упор на тактику, старались играть в умный баскетбол. Мы прекрасно понимали, что перебегать или затолкать ЦСКА, даже имея в своих рядах Сабониса, невозможно. Эти ребята могут голыми руками на лопатки медведя положить. Вот и приходилось противопоставлять им тактику. За счет этого «Жальгирис» и побеждал ЦСКА в чемпионатах Союза.

Каждая новая игра — новое испытание. Как говорил Скотти Пиппен, все эмоции после победного или проигранного матча должны уйти сразу после приема душа в раздевалке.

Я стал первым европейцем, который играл в Австралии. Баскетбол мне там давался, публика меня любила. Что мне особенно нравилось: политическая стабильность и открытость общества. Там вообще не было деления на национальности. Ты мог быть украинцем, сербом, русским, литовцем — кем угодно, никаких различий не было, все делали общее дело. Мы все были австралийцами.

Олимпийский чемпион – это звание, у которого нет приставки «экс». Помню, когда я был министром спорта, приехал на конференцию с участием 50 коллег из европейских стран. Когда меня представили как министра, реакция была сдержанная, а после дополнения «олимпийский чемпион» по залу прокатился гул. Как говорится, половину жизни ты работаешь на имя, затем оно на тебя.

Я знаю двух человек, ставших чемпионами мира в 17 лет: это Пеле в футболе, и Сабонис – в баскетболе. Возможно, в истории спорта еще есть такие люди, но я знаю только этих двоих.

Самый большой талант – быть бойцом. Это касается всего спорта, не только баскетбола. В чем заключается талант? Забить мяч в кольцо? Так сейчас это все могут сделать, даже центровые начали бросать с дистанции. Только вот одни могут прыгнуть за уходящим в аут мячом, а другие – нет. Я всегда отдам предпочтение в пользу бойца, его можно обучить. Заставить талантливого баскетболиста отдать все силы на площадке гораздо сложнее.

За 24 часа до матча игрок должен ложиться не позже 23 часов. И неважно, находится он дома или в своем гостиничном номере. 

Пиво люблю больше, чем водку.

Рыбалка и охота – это мой стиль жизни. Мои любимые гаджеты – удочка и ружье. Самый большой улов – сазан и щука по 8 килограмм. Таких уловов, как у Арвидаса Сабониса, у меня не было. Он как-то на Мальдивах поймал 100-килограммового марлина. Для меня играет роль частота улова, а не размер добычи. Сидеть пару суток ради одной рыбы – это не для меня.

Я всё время на связи с бывшими партнерами. С Волковым, Марчюленисом, Сабонисом, Таракановым, Тихоненко... У нас есть чат, где мы общаемся практически каждый день. В нем присутствует даже Хосе Бирюков, выступавший сначала за молодежную сборную СССР, а потом за взрослую сборную Испании. Одним словом, у нас сохранились прекрасные взаимоотношения вне зависимости от национальности. Мы достигли многого, стали олимпийскими чемпионами. Это связало нас на всю жизнь.

Предпочитаю отдых в Литве. У меня есть дача на озере. Там живет много моих друзей, которые разделяют мою страсть к рыбалке.

По телевизору смотрю передачи, которые не нагружают политическими и мировыми проблемами. Особенно люблю «Comedy Club» и «Уральские Пельмени».

Я против того, как было в советские времена, когда нас закрывали на базе неделями. А если кого-то из игроков видели в ресторане, всё – значит, пил. Но мы же не всегда пили. Но тогда так считалось: ходил в ресторан, значит пил.

Леша Швед – хороший парень и хороший игрок. Просто сезон-2015/16 был для Шведа первым после возвращения из НБА. И он играл в такой баскетбол, более американский, что ли — совсем не такой, как сейчас, или как в ЦСКА до ухода в НБА. Мне хотелось это изменить, а я такой тренер — сказать могу жестко. 

Моя политическая история началась в 36 лет: я тогда играл во Франции и чувствовал, что конец спортивной карьеры уже близок. В Литве в том году сменилась власть, у руля страны встали консерваторы. Программа этой партии мне была близка, хотя в партии я не состоял. Вскоре после их прихода мне позвонили и предложили занять пост министра спорта. Сначала я сомневался: говорил, что умею играть в баскетбол, охотиться, рыбачить, но не умею быть министром. Меня успокоили и поддержали: мол, все так начинали, в Литве тебя все знают, ты имеешь определенный авторитет. Одним словом, уговорили, и премьер-министр выпустил указ о моем назначении.

Впервые услышал о Сабонисе, когда служил в армии, в рижском СКА, это был 1980 год. Доходили разговоры, что за юношескую сборную Литвы играет такой парень, с отличными задатками. А увидел Сабаса впервые весной 81-го в Новогорске. Мы тогда готовились в составе сборной Вооруженных сил СССР к какому-то турниру. Там же сборная юношеская Советского Союза тренировалась. Мы пришли в зал – они тренируются. Смотрю – такой худенький, пластичный, подвижный центровой и каждый второй бросок забивает сверху.

Во время своей первой поездки в Штаты купил кучу видеокассет — с играми Майкла Джордана, Спайда Уэбба и Доминика Уилкинса. Также там были матчи «Детройт Пистонс», за который тогда играли Айзея Томас и Деннис Родман. Тогда именно эта команда задавала тон в НБА, время «Чикаго Буллс» пришло чуть позже. И вот все деньги я потратил не на джинсы, а на видеокассеты с баскетболом. Еще купил себе кассету с фильмом «Пинк Флойд: Стена». Первые мои покупки в США были связаны с музыкой и баскетболом.

Всегда говорил – надо будет, и в Антарктиду отправлюсь. Дайте только условия, чтобы добиваться успеха. Даже задачи мне ставить не надо – они у меня изначально высокие. Максимальные. Меня так с детства учили. А деньги… Это просто деньги. Сколько дадите, на какой срок – это дело десятое.

Если в стране нет детских школ по баскетболу, которые должны пополнять мужские команды, то невозможно полноценно развивать баскетбол. С ребятами из улицы не выиграешь чемпионат Европы. Нужна системная работа, тренера, которые будут работать с подрастающим поколением. Без этого ничего не получится.

Как можно не скучать по разнообразию азербайджанской кухни? В Литве уже после первой недели принимаемая пища идет на второй круг, а в Баку – никогда! У меня часто спрашивают о том, что посмотреть в Азербайджане, куда сходить. Я сразу отвечаю: «Не знаю, что у вас там за программа, но ради кухни съездить стоит». Воистину, азербайджанские блюда – самые лучшие в мире.

В спорте так бывает – раз не успел «добить» соперника, то всегда можешь проиграть. Если схватил его за горло – души до последнего. Нокдаун ведь победу не приносит. Помните матч Тайсона против Дагласа? Майк тогда послал Бастера в нокдаун в 8 раунде, но последнего спас судья, который слишком долго вел счет, и последующий перерыв. После чего, в 10 раунде, уже Даглас нокаутировал Тайсона – это было первое поражение Майка.

Меньше слов, больше дела - Римас Куртинайтис в действии

Фото: РИА Новости/Антон Денисов, Григорий Сысоев; globallookpress.com/Maksim Konstantinov/Global Look Press

Автор
Кучеров Иван Евгеньевич

Кучеров

Иван

25 марта 2020

Поделиться
Партнеры