Главный тренер сборной России Сергей Базаревич — о чемпионате мира – 2019 и необходимости реформ в отечественном баскетболе

Сборная России по баскетболу завершила подготовку к чемпионату мира – 2019 товарищеским матчем с Испанией, а уже в субботу проведет первый матч группового этапа с Нигерией. Наша команда сыграет на ЧМ впервые за девять лет и постарается завоевать путевку на Олимпийские игры – 2020. Правда, сделать это будет не так просто. К кадровой ситуации в главной команде страны сложно подбирать эпитеты — это в чистом виде катастрофа. Потери сборная России начала нести еще весной, когда тяжелую травму колена получил основной разыгрывающий Дмитрий Хвостов. А к старту турнира из обоймы вылетело еще четыре ключевые фигуры. Помимо Хвостова, это, конечно, лучший снайпер Евробаскета-2017 и Евролиги-2017/2018, главная звезда команды Алексей Швед, чемпион NBA Тимофей Мозгов и безусловный лидер сборной в отборочном цикле ЧМ-2019 Дмитрий Кулагин. Плюс буквально в последний момент выбыл из строя Джоэл Боломбой, в котором видели основного центрового после потери Мозгова.

Таким образом, поставленные задачи нашей команде придется решать полурезервным составом. В интервью «Известиям» главный тренер сборной России Сергей Базаревич поделился своими ожиданиями от группового этапа ЧМ-2019, назвал причины отсутствия в команде Никиты Михайловского и Владислава Трушкина, а также высказался по поводу расширения количества российских команд в Единой лиге.

— Не помню такого в истории сборной России, чтобы сразу столько лидеров по тем или иным причинам не смогли поехать на крупный турнир, — отметил Сергей Базаревич. — Тем не менее нельзя опускать руки и сдаваться. Чемпионат мира — большое событие, куда мы честно отобрались, практически не используя игроков клубов Евролиги. Например, таким сильным сборным, как Словения, Хорватия и Латвия, сделать этого не удалось. Так что надо воспринимать поездку в Китай как большую возможность порадовать болельщиков в стране и показать себя с самой лучшей стороны.

— Первый матч будет для сборной во многом ключевым — победа над Нигерией практически гарантирует выход в следующий раунд. Тот факт, что в африканской команде была забастовка незадолго до вылета на ЧМ-2019, сыграет нам на руку?

— Чемпионат мира — это хороший повод обратить внимание на проблемы тем командам, которые недовольны своими федерациями. Поэтому я всерьез не рассматривал возможность, что Нигерия пропустит турнир. Это было бы чересчур. У нас есть вся информация по сопернику. Мы видели все матчи нигерийцев, которые они играли на отборе, но сейчас к ним добавилось много новых игроков. Большую пищу для размышлений дали те игры, которые они сыграли уже в Китае. Мы проанализируем их и будем полностью готовы к матчу.

— А что можете сказать про Южную Корею? Это не темная лошадка для вас?

— Они сыграли много товарищеских игр. Мы еще не начинали тренироваться, а корейцы уже провели восемь матчей. Впоследствии они не снизили темпа, и мы видели все эти игры. Понимаем, как они будут играть, кто их лидеры. Скаутинг у нас работает хорошо, будем готовы.

— Вы объяснили причины, по которым не стали вызывать в сборную Антона Понкрашова. По капитану «Зенита» Евгению Воронова схожая ситуация?

— Не хочу отвечать на этот вопрос. Могу лишь сказать, что у меня есть ощущение, что Воронов не хотел играть за сборную, когда я возглавил команду.

— А думали ли вы над кандидатурами лидеров молодежной сборной — Никиты Михайловского и Захара Ведищева?

— В открытом лагере был Захар Ведищев. Он хорошо себя проявил. Единственное, ему, наверное, не хватило бы физики, чтобы в нынешнем году бороться за место в сборной, но в будущем у него хорошие перспективы. Плюс тут история скорее про позиции — у нас не было задачи взять из открытого лагеря форвардов или центрового, мы хотели посмотреть защитников. И многие себя неплохо там проявили.

Что касается Михайловского, то он не приехал в открытый лагерь. Сказали, что у него травма. Я так понимаю, что его берегут. Возможно, это правильная позиция.

— В расширенном списке сборной был Владислав Трушкин, который в итоге не доехал до Новогорска. Почему?

— Он оказался травмирован к началу сборов и мог начать игровые тренировки только 1 августа. Мы посчитали, что Влад пропустит приличный этап подготовки, и решили не ждать его. К тому же на этой позиции у нас достаточно игроков.

— Один из лучших игроков финальной серии Единой лиги, Вячеслав Зайцев, попал в расширенный список, но не был замечен на сборах. В чем причина?

— Понимая, что Хвостова не будет, мы вызывали Славу на сборы, но он не смог приехать по семейным обстоятельствам. Не знаю, в чем точно причина, но и не ставлю под сомнение его проблемы.

Еще один игрок, не буду называть его фамилию, сказал мне так: «Не поеду на сбор, ведь там будут все сильнейшие, и я не получу шанса на попадание в итоговую заявку. Мне надо иметь возможность пройти предсезонную подготовку в клубе, чтобы на что-то претендовать». Всё было честно. Но, с другой стороны, ситуация сложилась таким образом, что этот баскетболист мог бы поехать в Китай. Это я к тому, что за свой шанс надо цепляться, ведь сыграть на ЧМ — невероятный опыт.

— В 1994 году сборная России стала серебряным призером ЧМ, а вы попали в символическую сборную турнира. Тогда конкуренция за место в составе была сумасшедшая. Сейчас в российском баскетболе гораздо больше денег, но собрать команду, способную бороться за медали мирового первенства, практически невозможно. В вашу бытность игрока было больше одаренных ребят?

— В наши годы в высшем дивизионе играло много команд, а сейчас всего девять. Плюс, из-за того что клубы не располагали серьезными финансовыми возможностями, не было и такого количества легионеров. Многие баскетболисты имели постоянную игровую практику и боролись за место в сборной. Лучшие уезжали играть за границу, что тоже давало определенный опыт. Ты играл под большим давлением, тащил команду за собой. В те годы в иностранных чемпионатах тоже было мало легионеров, поэтому выборка была очень точечная.

К тому же если говорить про 1990-е, то те игроки прошли еще советскую школу баскетбола. Увы, сейчас система по подготовке резерва далека от той, что была во времена СССР.

— С чего вы начали реформировать систему, если бы у вас была такая возможность?

— На мой взгляд, ужасно, что в Единой лиге так мало российских команд. Их должно быть гораздо больше.

— В сборную попало сразу несколько игроков, представляющих Суперлигу-1. Теперь вашему тренерскому штабу надо еще внимательнее следить за этим турниром?

— Для меня это сложный вопрос. Я считаю, что надо ограничить возраст для игроков, выступающих в Суперлиге-1 и Суперлиге-2, 25–26 годами. После его достижения, ты либо едешь играть за границу, либо идешь на повышение. Иначе Суперлига превращается в междусобойчик. Это будет голословное утверждение насчет тотализатора, но слухи такие есть.

Автор: Тимур Ганеев

Источник: iz.ru

Автор
Кучеров Иван Евгеньевич

Кучеров

Иван

30 августа 2019

Поделиться
Партнеры