Помните, как в конце фильма «Самородок» Рой Хоббс выдал волшебный хоумран, от которого лопнули лампочки на стадионе? Майклу Джордану когда-то удалось выдать нечто подобное. Уступая три очка в Юте за 41.9 секунды до конца шестого матча финала-1998, Джордан обошел троих «джазменов» и попал лэй-ап, затем украл мяч у ничего не подозревающего Мэлоуна на своей половине площадке и забросил победный бросок в лицо спотыкающегося Брайона Расселла. За весь этот описанный мною отрезок ни один другой игрок «Буллс» не коснулся мяча.

ИГРЫ ФИНАЛА НБА 1998

Я повторю: Ни один другой игрок «Буллс» не коснулся мяча.

Мы уже единогласно верили в то, что Майкл Джордан был величайшим игроком в истории, и тут он выдал ЭТО? Даже если лампочки «Дельта Центра» и не лопнули в тот момент, тот отрезок длительностью в 41,9 секунды принадлежит к какой-то другой параллельной вселенной — наряду с победой Тайгера над Торри Пайнсом на травмированном колене или с уничтожением Формана в исполнении Али в восьмом раунде поединка в Заире. Во всех этих случаях спортивный герой, в чьем величии мы уже и не сомневались, выдавал нечто более великое.

Мне довелось посмотреть шестой матч финала-1998 в притихшем баре в Бостоне, где мы лишь недавно окончательно расстались с иллюзией того, что наш Лэрри был лучше Майкла. К 1998 году Майкл стал чем-то вроде сборной США по хоккею образца 1980 года, ответом нашего поколения на величие «Биттлс» и Али. Можно сколько угодно сравнивать карьеры Майкла и Леброна, но Джеймсу никогда не превзойти Джордана, если он не выдаст момент, подобный тому отрезку в Юте. За последние 50 лет, только Майкл, Али, и Тайгер были настолько велики, что превзошли любые спортивные пристрастия и заставили всех болеть за себя. Они разблокировали последний уровень сложности – всеобщее и неоспоримое одобрение.

Мы уважаем Леброна, но мы боготворили Майкла. Когда он решил завязать с баскетболом семь месяцев после победы в Юте, он оставил нам ощущение какой-то теплоты, словно мы наблюдали за тем, как Рой Хоббс играет в бейсбол со своим сыном посреди кукурузного поля. Какой шикарный конец одиссеи!

(Голос комментатора из серии «30 за 30»)

Но что если я сообщу вам, что Майкл Джордан хотел остаться, но у него не было команды? Серия «30 за 30» представляет – «Величайший игрок без команды» режиссера Джейсона Хеира.

Давайте вернемся на пару минут в осень 1997-го, когда в Чикаго вышли две захватывающие драмы: четвертый сезон сериала «Скорая помощь» и последний сезон сериала «Джордан в «Буллс». На тот момент Джордан терпеть не мог генерального менеджера команды Джерри Краузе, который агрессивно готовился к неизбежному уходу Джордана, Пиппена, и Джексона. Проблема Краузе, как сказал колумнист Фил Розентал в книге Дэвида Хэлберстама «Майкл Джордан и мир, который он сотворил», заключалась в том, что Краузе «заслуживал большего уважения, чем ему оказывали, но меньшего, чем он хотел».

Представьте, как президент HBO кипит от того, что Дэвид Чейз и Джеймс Гандольфини получают всю любовь общественности за сериал «Семейка Сопрано», затем посвящает весь седьмой сезон поиску замены главных звезд сериала. Ситуация в Чикаго была даже хуже. Краузе годами требовал, чтобы все признали его заслуги в создании династии «быков», и в конце концов дошел до решения все саботировать. Возможно, администрации Зала Славы имени Нэйсмита следовало включить это в резюме Краузе, когда его ввели в Зал прошлым летом.

Другая проблема заключалась в том, что скупой владелец «Буллс» Джерри Рейнсдорф согласился заключить с Джорданом рекордное на тот момент соглашение, но отказался давать гарантии о совместном будущем Джордана, Пиппена, и Джексона в организации. Джексон, который никогда не упускает возможности использовать подобные обстоятельства себе на выгоду, тут же окрестил предстоящий сезон «Последним танцем». Я недавно перечитал все книги, когда-либо написанные о Джордане; 20 с лишним лет спустя мне кажется невероятным, что Краузе и Рейнсдорф так дико недооценили отношения между Джорданом и его наставником. Сама мысль, что Краузе планировал заменить Джексона университетским тренером по имени Тим Флойд кажется просто сумасшествием. Хотя о чем это я?! Нельзя ни в коем случае упускать возможность заменить одного из величайших тренеров в истории на никому не известного университетского тренера!

Тем временем наступил последний год преступно мелкого контракта обиженного всеми Пиппена. Скотти был полон решимости получить причитающиеся ему деньги – и уж точно не в «Чикаго», организации, которая заставила его подписать недальновидный контракт не раз, а дважды. Скотти должен был начать сезон в качестве одного из десяти лучших игроков лиги на тот момент и несомненного будущего члена Зала Славы, при этом его контракт не входил даже в Топ-120 контрактов НБА. Даже самые утонченные психологические приемы Дзенмастера не могли разбавить ярость Пиппена. Он залечивал травмированную левую ступню на протяжении всего лета и подвел команду, решив лечь на операционный стол лишь в октябре и заставив Джордана отдуваться за всех (что Джордан, в принципе, и сделал). Ситуация усугублялась тем, что третий лучший игрок в команде, Деннис Родман, пытался получить пинок под зад от лиги в лучших традициях Чарли Шина. Конец династии был явно близок.

Ближе к концу первой части потрясающей документальной ленты Элисон Эллвуд о группе «Иглс» , мы видим, как члены группы начинают недолюбливать друг друга и смиряемся с мыслью, что группа рано или поздно распадется — что и случилось в Лонг Бич в 1980-м, когда Гленн Фрэй и Дон Фелдер чуть было не подрались друг с другом прямо на сцене. У «быков» никогда не было момента, подобно концерту «Иглс» в Лонг Бич, но был наполненный драматизмом последний сезон, который они начали с показателей 8–7 и целого вороха статей под заголовком «Конец династии «Чикаго»?». «Буллс», однако, отправили все эти сомнения в утиль, выдав отрезок из 51 победы и лишь 10 поражений, ведомые как всегда убийственно жаждущим победы Джорданом.

Я знаю, что резюме Джордана принято начинать словами о шести чемпионских титулах, участии в Дрим-Тим, финале-1993, и игре имени Роя Хоббса против «Юты» в 1998-м. Но лично для меня величие Джордана прежде всего складывается из скучных будних вечеров в Нью-Джерси или Шарлотт или Сакраменто, где он мотивировал себя каждой мелочью, будь то скандирование фанатов на трибунах, свисток не в пользу «быков», или глупое замечание со стороны оппонента, и превращался в баскетбольного Джона Уика. Каждый игрок НБА хотел побеждать; Джордан хотел большего. К середине 1990-х тренеры лиги умоляли своих парней не раздражать Джордана ни под каким предлогом. Опусти голову, закрой рот и не давай ему причин разозлиться–повторяли они своим подопечным.

У нас, увы, не было в те годы League Pass и возможности самим наблюдать за буднями Джордана; был лишь SportsCenter (особенно выпуски в 23:00, в которых Стюарт Скотт вещал «У ЭмДжея было лишь 12 очков к большому перерыву, но в третьей четверти Джейсон Уильямс жестко сфолил на нем, и позвольте отметить – моему другу Майклу это ох как не понравилось!») и результаты матчей в утренних газетах (когда вы бросали взгляд на четвертую страницу спортивной секции USAToday и думали «Боже, ЭмДжей выдал 49 очков против «Клипперс»?! Интересно, кто разозлил его в этот раз?»). Каждый вечер этот упрямый сумасшедший неистово искал причины для того, чтобы разобрать своего оппонента на части. Если причины не существовала – он ее выдумывал. Судьба навалила препятствий на пути Джордана в его последний сезон в майке «быков». Ему было начхать – 62 победы, 20 поражений.

Джексон собрал игроков и тренерский штаб перед началом плей-офф-1998 и попросил каждого написать специальное обращение к команде с объяснением того, что значит этот последний совместный сезон для каждого из них. Стихотворение, песню, даже одного предложения было достаточно, главное уложится в лимит из 50 слов. Все подчинились такому необычному указанию. Каждый по очереди вслух зачитал свое обращение, даже Джордан; затем Джексон собрал и сжег их слова в банке из-под кофе. Весь хаос регулярного сезона испарился вместе с дымом. Команда собралась и добилась победы через восемь недель, в основном потому что имела в составе величайшего игрока в истории.

Джордан завершил свою карьеры в составе «Чикаго», завоевав три подряд титула, отыграв 304 матча из 304 возможных и отбегав умопомрачительные 11,786 минут и заставив всех качать головой и рассуждать о том, как он попросту исчерпал себя. Автор «Правил Джордана» Сэм Смит позже написал, что Джордан «больше не хотел играть с Пиппеном» и «сжег себя эмоционально и физически, как и в 1993-м». Добавьте сюда отношения между Джорданом и Краузе, и становится понятно, почему Майкл ушел, завоевав шестой титул.

По крайней мере, таково общение представление той ситуации.

Подобное происходит постоянно — определенная версия событий приобретает статус факта, хотя истина намного сложнее. «Иглс» развалились, потому что недолюбливали друг друга. Все просто. Джордан завершил карьеру во второй раз, в статусе лучшего игрока лиги, просто потому, что ему некуда было податься. Вот такая вот сложная и непонятная правда.

Бывший партнер Джордана Би Джей Армстронг сказал мне, что ЭмДжей ушел в 1993-м потому, что он исчерпал себя физически и эмоционально, но вернулся 17 месяцев спустя, увидев, как расширение лиги разбавило общий уровень таланта. Джордан осознал, что может побороться за еще парочку титулов и избежать чересчур сложного календаря и сопротивления оппонентов. Второй три-пит окончательно высосал все из Джордана. Спросите Армстронга о втором уходе Джордана из НБА, и он воскликнет: «ЭмДжей исчерпал себя физически! Его тело сдалось!».

Другие приближенные к орбите Джордана люди считают, что некоторые второстепенные обстоятельства сыграли ключевую роль. За сезоном-1997/98 последовал разрушительный локаут, по ходу которого владельцы попытались исправить систему зарплат, которая давала молодым звездам чересчур много власти. Возмущенные попыткой Лэтрелла Спрюэлла придушить своего тренера, двумя не обнадеживающими сиквелами фильма «Дрим Тим», приходом в лигу уличной культуры имени Аллена Айверсона и целой плеядой молодых переплаченных талантов, фанаты, особенно те, что постарше, восстали против поведения игроков на площадке и растущих цен на билеты. «Жизнь после Джордана» стала страшной прибауткой в НБА. ЭмДжей в одиночку увеличивал телевизионные рейтинги на 25-30 процентов, привлекая к лиге больше внимания, чем все остальные звезды вместе взятые. Без него бизнес-модель НБА будет разрушена.

Дэвид Стерн это осознавал. Комиссионер провел семь месяцев, играя в поддавки с ассоциацией игроков в попытке перестроить лигу в свете неожиданного упадка. Он отрастил бороду и общался с репортерами в апокалиптических тонах, надавливая на шрамы, оставленные локаутом-1994 в бейсболе. «Да-да, мы готовы пойти по стопам бейсбола и пропустить целый сезон; и если вы мне не верите, зацените мою бороду». Когда локаут затянулся аж до рождественских каникул, люди начали верить ему.

И знаете, что не случилось по ходу этого отрезка? Майкл Джордан не ушел на пенсию. И знаете, почему он этого не сделал? (Драматическая пауза, барабанная дробь). Он никогда и не хотел завязывать с баскетболом. У него попросту не было команды.

За прошедшие годы мы поверили в историю, которая, как и некоторые другие моменты в карьере Джордана (кхмм, да-да, уход в бейсбол, я о тебе сейчас говорю), не имеет смысла. Джордан объявил о завершении карьеры 13 января 1999 года, через пару дней после того, как Стерн пригрозил, что данный сезон будет отменен, и тем самым сломил волю игроков и добился более выгодного для владельцев коллективного соглашения. Если вам сейчас кажется, что Джордан ждал до последнего момента со своим уходом, то так оно и есть. Он организовал трогательную конференцию, по ходу которой сообщил 800 присутствующим в «Юнайтед Центр» репортерам «Я полностью опустошен ментально, я более не испытываю желания соревноваться. Физически я чувствую себя прекрасно. Кажется, это прекрасный момент, чтобы уйти. Я смирился с этим».

Подведу итог – игрок с самой убийственной страстью к победе в истории баскетбола решил уйти на пике карьеры не раз, а дважды.

Вспомните каждую историю, описывающую паталогическую страсть Джордана к уничтожению других, начиная от «Мы будем играть в H-O-R-S-E после тренировки до тех пор, пока я не выиграю» и заканчивая «Спорим, что мой багаж покажется прежде твоего?». ЭмДжей хотел соревноваться везде и всегда. Такое просто так не выключишь, это не долбаный водопроводный кран. Вы действительно верите в то, что в возрасте 35 лет Джордан неожиданно обрел внутренний покой?

Ну уж нет! Один из лучших друзей Джордана в беседе со мной признался, что Джордан остался бы в баскетболе, если бы «быки» продлили контракт Джексона. Да-да, он настолько уважал Фила. Когда стало ясно, что Краузе и Рейнсдорф собираются выпроводить Джексона за дверь, Джордан поменял позицию и решил уйти из чувства преданности своему тренеру и нежелания строить отношения с нуля с новым тренером. Краузе настолько недооценил глубину отношений между Филом и Майклом, что нанес непоправимый ущерб и своей организации, и НБА в целом. Это, наверное, была одна из самых существенных ошибок в 70-летней истории лиги.

К сожалению для Джордана (и всех нас), ни одна организация в конце 1990-х не сообразила расчистить платежку и побороться за Майкла. Кому эта идея пришла в голову первой? «Орландо Мэджик» по ходу сезона-1999/00, когда они начали расчищать палубу в героической попытке создать достаточно пространства для контрактов Трэйси МакГрэйди, Гранта Хилла и Тима Данкана. В 1997-м и 1998-м никому подобное и в голову не пришло.

Когда локаут наконец-то завершился, новое коллективное соглашение создавало благоприятные условия для команд, желающих сохранить своих свободных агентов, что вылилось в самые сумасшедшие контракты в истории. Да, это позволило Кобе Брайанту, Аллену Айверсону, и Рэю Аллену подписаться на максимально возможную сумму (70,9 миллиона), но такие же соглашения достались Абдур-Рахиму и Жидрунасу Илгаускасу. «Нетс» вложили 86 миллионов в руки Джейсона «Убийцы Шоферов» Уилльямса. «Атланта» и «Голден Стэйт» вместе выдали Алану Хендерсону и Джейсону Кэффи 80 миллионов. Ну а «Никс» заплатили 56 миллионов, дабы сохранить Чарли Уорда и Криса Дадли, или как их стали называть позже «Истекающий Контракт Чарли Уорда» и «Истекающий контракт Криса Дадли».

Лишь четверть команд лиги имело достаточно пространства в платежке. «Кингс» умно потратили его на Владе Диваца и бесконечное количество сигарет «Marlboro Reds» за 62,5 миллиона. Шесть других команд потратились на больших свободных агентов, которые себя не оправдали: «Финикс» (Том Гуглиотта, 58,5 миллиона), «Денвер» (Антонио МакДайес, 67,5 миллиона), «Шарлотт» (Деррик Коулмэн, 40 миллионов), «Филадельфия» (Мэтт Гэйгер, 51 миллион), «Чикаго» (Брент Бэрри, 27 миллионов), и «Детройт» (Лу Уот, 23 миллиона). Ну а Дональд Стерлинг и его «Клипперс» не стали тратить место под потолком – как всегда, все деньги ушли на оплату соглашений о неразглашении.

Семь претендентов на чемпионство перед сезоном-1998/99 включали «Сан-Антонио», «Портленд», «Нью-Йорк», «Индиану», «Хьюстон», «Юту», и «Лос Анджелес». Только у «Рокетс» было место под потолком, которое они использовали на сайн-энд-трэйд Скотти Пиппена за 67,2 миллиона. Никто больше не мог позволить себе побороться за Джордана, только что получившего чек на 33 миллиона за прошедший сезон, если только он не согласился бы на космическую скидку.

  • Вот и возникает вопрос – что еще оставалось делать Майклу?
  • Создать команду стариков вместе с Пиппеном, Баркли, и Оладжувоном в «Хьюстоне»?
  • Сойтись с Тимом Данканом и Дэвидом Робинсоном и жить в Сан Антонио?
  • Пахать ради седьмого перстня на маленьком рынке Юты, Индианы, или Орегона?
  • Присоединиться к Кобе и Шаку и играть за (с ужасом глотаю комок в горле) «Орландо Мэджик»?

Нью-Йорк был единственным правильным вариантом. Напомню, что «Никс» обменяли Криса Миллса и контракты Джона Старкса и Терри Каммингса в «Голден Стэйт» на Спрюэлла восемь дней после ухода Джордана из баскетбола. Могли ли они собрать пакет активов на сайн-энд-трэйд Джордана? Согласился ли бы Краузе пожертвовать незапятнанным наследием Майкла в Чикаго ради тарелки дерьма и пары пиков? Это был единственный вариант для Джордана, кроме «Лейкерс» и Фила, и даже это произошло слишком поздно, целых полгода после решения уйти на покой.

Неужели лига собственноручно устроила Джордану шах и мат? Выходит именно так. Джордан, таким образом, установил рекорд в категории «Наибольшее количество раз, когда величайший игрок в истории ушел на покой, выиграв титул МВП финала», сделав это дважды.

Он пропустил сезон, укороченный локаутом, и вернулся в январе 2000-го, присоединившись к «Уизардс» в качестве миноритарного владельца и президента по баскетбольным операциям. Две недели после терактов 11 сентября Майкл шокировал общественность решением играть в майке «Вашингтона», пообещав пожертвовать заработок на нужды семей, пострадавших от террористических атак. Страна сошла с ума. Складывалось ощущение, словно когда-то развалившаяся легендарная музыкальная группа решила объединиться ради последнего совместного турне. И хотя мы знали, что пик группы уже давно в прошлом, нам было все равно – мы лишь хотели вновь увидеть хиты в исполнении Майкла. Большая часть матчей ему не удалась. Бывали вечера, когда он заставлял нас окунуться в прошлое. Но его тело уже не могло выдержать нагрузок. Он вернулся в баскетбол слишком поздно. Честно говоря, ему попросту не следовало уходить.

Два десятилетия спустя, мы наблюдаем за тем, как Леброн Джеймс медленно и неуклонно приближается к такой же дилемме великого игрока без подходящей команды. «Кливленд» сезона-2017/18 создал столько же закулисной драмы, сколько и «Чикаго» сезона-1997/98, учитывая то, как круглосуточный новостной цикл превратил раздевалку «Кэвс» в реалити-шоу. Когда команда разваливается в эпоху Твиттера, мы все немедленно становимся этому свидетелями. За пять недель до дедлайна на обмены Леброн явственно потерял мотивацию. Мы чуть было не сломали Трейд Машину к тому моменту, как серия бомб от Воджнаровски свела общественность с ума: множество обменов, четыре новых игрока в «Кливленде», и лицо Гилберта, пожертвовавшего пиком первого раунда ради возможности взять на себя два плохих контракта и заплатить за команду 300 миллионов в следующем сезоне, включая налог на роскошь. Да-да, «Кэвс» образца следующего сезона могут обойтись своему владельцу дороже, чем съемки сиквела «Черной Пантеры». Они почти отдали единственный оставшийся после шокирующего обмена Кайри приз – пик «Бруклина»–и последний джокер в их предстоящей летом игре в гляделки с Джеймсом («Эй, Леброн, пообещай остаться, и мы обменяем пик на нужных тебе парней. Но ты должен сообщить нам о своих намерениях сейчас же»).

Ряд обменов разбудил Леброна – наверное, наилучший исход, на который могли надеяться в Огайо. Возможно Леброн до своего пика (2009), пиковый Леброн (2013) и Леброн после пика (2016) могли выключиться из игры тут и там, но Леброн образца 2018 года при должной мотивации остается самым страшным атакующим орудием в лиге.

Давайте же пройдемся по тому, что мы знаем о Леброне Джеймсе по ходу его 15-го сезона в НБА:

1. В 2014-м он пообещал подарить Кливленду первое за полвека чемпионство. Он исполнил свое обещание два года спустя. Теперь он практически бог в Огайо. Все долги со времен Решения выплачены.

2. Это значит, что у него есть индульгенция на повторный уход из «Кэвс».

3. Соглашаясь только на краткосрочные контракты по ходу своего второго пришествия в Кливленд, Леброн заставил владельца команды и своего врага играть в игру под названием «Сейчас или никогда», выплачивая все растущий налог на роскошь, отдавая пики, переподписывая Кевина Лава за огромную сумму, и комически переплачивая парням типа Томпсона, Смита, и Шамперта. Единственный способ для команды стать лучше – это отдать еще один пик и взять на себя еще один плохой контракт. Это игра в дженгу по пьяни. Это не процесс построения команды, а процесс выживания (мы к этому еще вернемся).

4. Самый явный прогноз на остаток сезона: Леброн набросит на себя мантию Супермена и дотащит «Кэвс» до финала, где будет уничтожен «воинами» или «ракетами». Что произойдет тогда? Мы это уже проходили в 2010-м и 2014-м, когда Леброна оба раза нажал кнопку перезагрузки и нашел для себя более благотворную баскетбольную ситуацию. В 2010-м, таковой оказалась дружба с Уэйдом и Бошем. В 2014-м комбинация Ирвинга и Лава и согласие Гилберта выписывать чеки превзошли привлекательностью ситуацию в Майами со стареющими друзьями и отсутствием пространства под потолком. Вам это не напоминает нынешнюю ситуацию (и к этому мы еще вернемся, не переключайтесь)?

5. Прошлым летом (не знаю был ли в курсе Леброн) менеджмент «Кэвс» всерьез раздумывал над обменом, который выпроводил бы за дверь Лава, Ирвинга и пару вышеперечисленных плохих контрактов и привел бы в Огайо Пола Джорджа, Кармело Энтони и Эрика Блэдсоу. Кайри прознал и потребовал обмена на своих условиях. Самый большой приз этого обмена – пик «Нетс» 2018 года – вряд ли добавит команде игрока, способного помочь Леброну сходу, если только они не умудрятся отдать его с другими активами за Энтони Дэвиса, Дэмиана Лилларда, или любого другого, кто им явно не по карману. Проблема в том, что у «Селтикс», «Санс», «Наггетс», и «Лейкерс» есть активы получше. Да-да, пик «Бруклина» штука аппетитная, но я не знаю, как он поможет Леброну в этом десятилетии (погодите, мы об этом еще поговорим).

6. Если Леброн хочет выхватить у Майкла звание лучшего игрока в истории – и судя по всему, он именно этого и хочет – то ему не превзойти Джордана ничем, кроме как за счет статистики и чемпионских титулов. Он уже отыграл больше матчей и минут, чем Джордан. Он уже побывал в большем количестве финалов. Он демонстрирует доселе невиданный уровень стабильности и, в отличие от Джордана, не тратит свой пик на уходы на пенсию. Начиная с 2003 года, Леброн выходит на паркет раз за разом, уже отыграв на год больше, чем сериал «Анатомия страсти».

Если ему удастся избежать травм, он может закончить карьеры с наибольшим количеством набранных очков на счету и в качестве президенте и первого члена клуба 40 тысяч – 10 тысяч – 10 тысяч, что казалось неосуществимым когда он пришел в лигу. Джеймс сейчас создает аргумент о том, что пик Джордана был великим, но в целом карьеры Джеймса была лучше. Он знает, что может использовать статистику себе на пользу.

7. В отличие от Майкла или Мэджика, Леброну повезло играть в эпоху, когда на службе у игроков есть самые последние достижения в диетологии, спортивной медицине, оборудовании, и тренировках. Наряду с Томом Брэйди и Роджером Федерером, ему удалось заставить нас переосмыслить значение слова «пик атлета». Федерер победил на Уимблдоне прошлым летом в возрасте 35 лет и одержал победу на Australian Open в январе в возрасте 36 лет. Брэйди срежиссировал величайший камбек в истории НФЛ в возрасте 39 лет и выдал 505 ярдов в Супербоуле в возрасте 40 лет. Вы ведь знаете, что Брэйди хочет отыграть до 45 лет? Леброн, насколько я знаю, хочет отыграть до 40 лет, мечтая завершить карьеру в качестве наставника своего сына. Осталось подождать всего 7 лет. Погодите, и к этому мы еще вернемся.

8. Леброну, безусловно, важно его баскетбольное окружение, но не меньше его заботит и правильная история вокруг его решений. В свои первые годы в «Кливленде» он с удовольствием подминал под себя традиционные бизнес-структуры и строил новые со своими школьными приятелями, играя в реальную версию «Антуража». Он превратил свободное агентство 2010 года в движение по передаче игрокам больше власти в лиге, хотя в действительности все, что он хотел – это провести лучшие годы своей карьеры в Саус Бич за построением династии с Уэйдом и Бошем.

В 2011-м, он нанял стратега по связям с общественностью сразу же после того, как начал партнерство со своим другом Мэвериком Картером – на нас тогда обрушился каскад статей, выгодно расписывающих Картера и его амбициозные бизнес-планы. В 2012 он отказался от своего старого агентства в пользу нового, созданного его приятелем Ричем Полом — агентство, в котором у Леброна, к слову, есть своя доля — став, тем самым, первой современной суперзвездой, достигшей профессиональной автономии от традиционного бизнес-мира. Ну и не будем забывать о том, как он виртуозно срежиссировал возвращение в Огайо в 2014-м, когда история о возвращении домой была призвана замаскировать тот факт, что a) «Майами» уже не могло бороться за титул как раньше, и б) «Кливленд» предлагал более выгодный для борьбы за чемпионство расклад.

Я повторюсь: Леброн любит правильно сконструированные истории вокруг себя.

ch

Потому-то лето 2018 года кажется таким непонятным. Самым простым решением будет остаться в Огайо, где Леброн был чертовски близко к тому, чтобы проиграть три финала подряд, где его отношения с владельцем команды в последние пару недель описываются как «враждебные», и где его будет окружать команда даже более неподходящая, чем тарелка из Энтуана Джемисона и старого Шакила. Единственное, что улучшит ситуацию – это еще один чемпионский титул или если НБА в который раз подарит «Кливленду» первый пик драфта. Ладно, шучу.

Переход в «Уорриорс» или «Рокетс» выставит Джеймса как отчаявшегося слабака; вы не в своем уме, если считаете, что Леброн не следил за общественным мнением после перехода Дюрэнта в состав «воинов». Что касается перехода в «Нью-Йорк», у «Никс» попросту нет места под потолком. Возвращаться в «Майами» не имеет смысла. У перехода в «Сан Антонио» было больше смысла до тех пор, пока Кавай Ленард не решил поиграть в Билла Уолтона в его последние годы в «Портленде». «Бостон», «Торонто», «Вашингтон»? Вряд ли. И тут у нас, к слову, и закончились все контендеры.

В последнее время растет количество слухов о переходе Джеймса в «Филадельфию», и на то есть несколько причин: у «Сиксерс» есть достаточно места под потолком и активов, дабы вместить Леброна и, ну не знаю, может, ПОЛА ДЖОРДЖА; Бен Симмонс и Джоэл Ембид являются двумя самыми яркими талантами лиги из тех, кому меньше 25 лет; его агентство, Klutch, занимается делами Симмонса (ага!); и инсайдеры НБА уже который месяц докладывают о растущих связях между окружением Леброна и менеджментом «Филадельфии». Как вам подобная история?

В 2018 году, Леброн Джеймс подписал контракт с «Филадельфией» дабы построить свою последнюю династию с Эмбиидом и Симмонсом. Он поклялся сыграть еще семь сезонов, пока ему не исполнится 40 лет, и что Филадельфия будет последней остановкой в его путешествии. Он также хотел быть ближе к Нью-Йорку и к возможности стать первым играющим атлетом-миллиардером с прицелом на расширении своей бизнес-империи и выкуп клуба НБА.

Неплохо, да? Переделайте все в первом лице и уже можно представить себе заголовки на обложке Sports Illustrated («Воздух свободы в Филадельфии»), подзаголовок «Под авторством Ли Дженкинса», и даже фото Леброна, стоящего на ступенях имени Рокки с парой сотен детей вокруг него. Но будь вы Леброном, стали ли бы вы рисковать последим шансом забрать себе титул величайшего игрока всех времен ставкой на невероятно талантливое, но чересчур травматичное тело Эмбида?

  • Игрок A: 76 матчей, 2201 минута
  • Игрок Б: 57 матч, 2109 минут
  • Игрок А? Карьерные показатели Джоэла Эмбида.
  • Игрок Б? Показатели Леброна Джеймса… в этом сезоне.

По ходу Матча Всех Звезд в прошлое воскресенье Эмбиид стал самым большим откровением сезона для меня. Из всех участников Матча только 11 имели право быть на паркете в клатче; Эмбиид бесспорно один из них. Он удивителен. Но переход Джеймса в команду к Эмбииду будет игнорированием уроков, заученных нами, когда дело касается всех талантливых, но чересчур высоких «больших» в истории лиги: Билл Уолтон, Арвидас Сабонис, Рик Смитс, Яо Мин, Грэг Оден, Жидрунас Илгаускас. Данный список просто пугает. Достаточно ли таланта у Эмбиида, дабы заставить нас игнорировать все плохие предзнаменования? Джоэл пропустил 226 матчей из 302 возможных; это 75 процентов его молодой карьеры. Это обстоятельство превращает потенциальный переезд в Пенсильванию самым большим риском в карьере Джеймса.

Конечно, до этого момента я не стал напоминать вам о крупицах информации, поступающей из Лос Анджелеса с момента окончания последней финальной серии. «Лейкерс» сумели сбыть Расселла и Кларксона, создав тем самым достаточно пространства для двух больших подписаний этим летом. Леброн недавно купил новый дом в Брентвуде за 20 миллионов. Его медиа-корпорация базируется в Голливуде и Бербэнке, создавая возможность для участия в таких заведомо успешных проектах, как «Космический Джэм 2».

Да и в конце-то концов, речь идет о «Лейкерс»!

https://s5o.ru/storage/simple/ru/edt/d9/f2/60/1d/rue770c13da33.jpg

Мне непросто это признать, но из всех американских профессиональных спортивных организаций только «Лейкерс», «Янкис», и «Каубойс» всегда будут иметь значение, вне зависимости от того, когда в последний раз у них был удачный сезон. Величайший игрок последних двадцати лет переходит в величайшую организацию в истории НБА – потрясающая ведь истории, да? Как вам такое (Ли Дженкинс, можешь забрать этот черновик себе)?

Я знаю, что люди будут злословить о том, что я вновь покинул Кливленд. У меня на данный счет другое мнениеМое сердце навсегда останется в ОгайоМы подарили штату первое за 52 года чемпионство. Мы сделали много благотворительной работы в Акроне и Кливленде. Кливленд всегда будет частью меняНо я не хочу ограничивать себя лишь спортом. Наступила последняя глава моей баскетбольной карьеры; я хочу отыграть еще семь сезонов, за величайшую организацию в истории спорта, и я хочу построить империю стоимостью в миллиард долларов в мировой столице развлечений. Я построил свою жизнь вокруг ожидания этого моментаЯ хочу взять факел из рук Майкана, Бэйлора, Уэста, Уилта, Карима, Мэджика, Шака, и Кобе. Я хочу получить возможность называть Мэджика Джонсона своим ментором и последовать по его стопам в качестве влиятельного афроамериканского бизнесмена. Я хочу использовать свою платформу, чтобы продолжить доказывать, что спортсмены не обязаны закрыть рот и вести мяч. Наступила моя последняя глава; наступило время переехать в Лос-Анджелес и играть за «Лейкерс».

Естественно, в статье под названием «Пришествие в ЭлЭй» Леброн не упомянет, что у его новой команды полно места под потолком зарплат, растущая поросль молодых талантов и предстоящий обмен Лонзо на еще один ценный актив (который, к слову, отправит подальше и всю семейку Боллов). Возможно, что баскетбольная ситуация из Леброна, Джорджа, Ингрэма, Кузмы, актива, полученного на Лонзо, и пары других ценных ролевых игроков не намного лучше, чем потенциальный ростер «Кливленда» в следующем сезоне. Но и его может быть достаточно. Один из величайших игроков всех времен решил, что, раз он не может найти для себя идеальную баскетбольную ситуацию, то хотя бы создаст наилучшие условия для жизни.

И данный вариант намного лучше, чем любой из тех, что был доступен Джордану 20 лет назад. Эпоха Майкла предлагала жесткий баскетбол и примитивный уровень свободы для игроков. Эпоха Леброна предлагает улучшенную спортивную науку, продвинутую статистику, улучшенный тренировочный процесс, более благотворные правила игры в защите, укороченные контрактные обязательства, больше денег и свободы для игроков и гораздо больше инициативы в вопросах планирования будущего организации. У Джордана попросту не было роскоши свободного перемещения по лиге, какая есть у Джеймса. Когда «Чикаго» в конец испортило ситуацию, Майкл просто взял с собой нимб имени Роя Хоббса и ушел в закат.

Мы все с тех пор пытаемся найти ему наследника. Леброн может отыграть в лиге два десятилетия и сколотить себе резюме величайшего игрока в истории из Клуба 40 тысяч – 10 тысяч – 10 тысяч, многочисленных выходов в финал и чемпионских титулов, огромного политического и общественного влияния, бизнес-империи почище «Эйр Джордан» и невероятной стабильности на пике. Общий итог карьеры Джеймса вполне может сравниться с пиком карьеры Джордана. Но у данного аргумента по-прежнему полно слабых мест.

Леброну нужно до конца карьеры каждый год проходить в финал и завоевать хотя бы еще одно чемпионство. Ему нужен собственный момент имени Роя Хоббса (пусть и Блок в Окленде был довольно неплох). Ему нужно много удачи, особенно когда дело заходит о талантливом, но травматичном центровом. Ему нужно сыграть вместе с главным клиентом агентства «Klutch», тем самым парнем, которого называют физической копией Леброна, и убедить нас, что он всего лишь хочет обучить своего наследника всему, что знает о баскетболе. Ему нужно перевезти свою бизнес-империю на Манхэттен. Ему нужно привести к себе в команду звезду калибра Пола Джорджа. Ему придется поставить все на «Филадельфию».

Почему же «Филадельфию»?! – спросите вы. Потому что она предоставит ему вторую самую лучшую историю и, возможно, заставит Майкла Джордана забеспокоиться о своем наследии. Продолжение следует.

Фото: REUTERS/David Richard/USA TODAY Sports; Gettyimages.ru/Jo; REUTERS/REUTERS, Mike Blake; Gettyimages.ru/Doug Pensinger, Jason Miller

Оригинал–Билл Симмонс, The Ringer

Автор
Кучеров Иван Евгеньевич

Кучеров

Иван

26 февраля 2018

Поделиться
Партнеры